{forumStyle}
Хиромантия Минск-Москва. Консультации хиромантов и статьи по хиромантии » Статьи

"ПРОБУЖДЕНИЕ" авторская статья Финогеева В.

Категория: Статьи » Статьи Владимира Финогеева | Читали: 1181 раз

Добавил: lumier, 15-12-2010, 17:04

Приближался праздник. В воздухе — звуки и запахи весны. Я в заботах: надо подобрать подарки учителям, где учится дочь, привести себя в порядок — парикмахерская, маникюр.

Настроение соответствующее, праздничное. В общем, все хорошо.

К этому моменту отец уже долго болеет. Он перенес не один инфаркт и операцию по шунтированию. В настоящее время ухудшение отмечается со стороны кишечника.

Месяц назад я приезжала на похороны бабушки. От встречи с отцом возникло тревожное ощущение — ему осталось недолго. Не очень понятно, как ты это понимаешь, чем осознаешь. Залетает откуда-то искра прозрения, предчувствие какой-то боли, еще не наступившей, но уже где-то существующей. Три года назад, когда он перенес шунтирование, он действительно был очень слабым, но было видно, что он боролся, и я знала, он не умрет. В этот раз было по-другому. Он сдался. Поник. Заранее перестал сопротивляться.

Смотреть полную новость →

Форум

"Владимир Финогеев "Невольным стилем"

Категория: Статьи » Статьи Владимира Финогеева | Читали: 1798 раз

Добавил: lumier, 15-12-2010, 16:59

Страх был очень коротким. Вспышка паники пронеслась мгновенно, пока я летела в воду. Я ушла с головой, отчаянно забарахталась, выскочила наружу. Глотнула воздуха. Воздух спасителен, я вытащила руки из воды, стала хватать его руками, пальцами пытаясь зацепиться за воздух. Удержаться. Хватать было нечего. Я крепко сжимала пальцы в кулачки, но ничего в них не оставалось. Голова ушла под воду. Я вдохнула воды. Первое, что исчезло, — шум. Наступила полная тишина. Плеск воды, крики, чавкающий звук — это лодка, переворачиваясь, засасывала воду. Мощное бульканье выходившего воздуха. Удары весел. Стук лодки о борт судна. Все удалилось. Перестало быть. Второе страшное ощущение — физическое замедление всякого движения. Тормозящая сила останавливала все внутри меня, то же происходило снаружи. Руки, ноги отнялись, будто их не было. Ни головы, ни тела — ничего не осталось. Медленно я опускалась в глубину, меня засасывало под борт сухогруза. Осталось только зрение. Внутри никакого страха, ни печали, никаких мыслей и тревог. Покоя тоже не было. Пустота. Я смотрела наверх: там — свет, линза поверхности в бликах солнца. Черное днище корабля. Рядом темная форма поменьше — лодка. Она еще на плаву. Вокруг меня зеленоватая муть, вода наполнена мелким речным илом, похожим на пылинки, которые иногда вспыхивали как искорки. Зрение сужалось, гасло. Картинка сжималась в полоску, потом в точку. Светящееся игольное ушко. Оно исчезло.

Смотреть полную новость →

Форум

В. Финогеев "Противоположный эффект"

Категория: Статьи » Статьи Владимира Финогеева | Читали: 985 раз

Добавил: lumier, 15-12-2010, 16:55

Закат произошел четыре часа назад. Я вошла в комнату. Рука нащупала выключатель, лампа вспыхнула. Я открыла шкаф. Вытащила два платья, подержала на весу. Одно — темное, другое — серебристое. Я приподняла одно, потом другое, взвешивая. Разницы не было. Но светлое было короче. Я повесила темное платье обратно. К серебристому был черный поясок. Пошла в ванную. Вымыла голову лавровым настоем, специально приготовленным с вечера. Вытерла зеленым полотенцем. Включила фен, но буквально на минуту. Когда я была маленькой и мама пользовалась феном, мне казалось, что это пчела. Большая, добрая, немного неповоротливая. После такой процедуры волосы утолщались.

Я смотрела в зеркало на девушку с длинными волосами. Смотришь на себя все время своими глазами, привыкаешь, кажется, ничего особенного. А что если взглянуть на себя чужими глазами? Я попыталась представить себе эти другие глаза, глаза незнакомого человека. Это не получалось. Да и как это может получиться? Для этого надо стать другим человеком. Я прошла на кухню. Время еще было. Я сняла с полки небольшую черную коробочку с красными ободками. На одной ее стороне был вытеснен маленький золотой квадратик с черной строкой «Даман». Под ним выпуклым белым овалом стоял номер 14. Ниже в накладном прямоугольнике с закругленными концами, по цвету — бежевый кафель, надпись «pomme d’amour». Я глядела на число, на два незнакомых слова, и возникли ассоциации, что будто это номер дома и улица, как адрес. Я открыла маленькую квадратную крышечку, внутри вместе с длинными, тонкими, черными листочками виднелись желтые, коричневые лепестки и комочки цвета охры. Я всыпала ложку в стакан, плеснула кипятку. До выезда еще полтора часа. Образовалась желтовато-янтарная жидкость, у нее был нежный фруктовый аромат и вкус с кислинкой, но настолько тонкий, что ни к чему его не отнесешь. Я пила небольшими глотками, мысли были далеко. Так далеко, что я не поняла где, когда вернулась обратно. Но там существовало что-то невыразимо приятное и столь же неуловимое.

Смотреть полную новость →

Форум

В. Финогеев "Предшевствующая часть"

Категория: Статьи » Статьи Владимира Финогеева | Читали: 1235 раз

Добавил: lumier, 15-12-2010, 16:51

До свадьбы оставалось две недели. Я сидел на своей «Яве», крутил ручку газа, движок поднимал голос, напористо урчал. Я вывел мотоцикл после зимы, перебрал. И гонял туда-сюда. Дело было возле гаражей. Отец не спеша копался в «Волге», совершая милые сердцу автолюбителя профилактические действия. Именно никуда не торопясь, ощущая свободу от гнета времени, когда не считаешь минуты, когда все вокруг застыло в блаженном покое. Как приятно ощущать запах машинного масла с легким бензиновым привкусом, подержать деталь в руках, натереть ее до блеска, ощутить ее твердость, надежность, проступающую в ее точных формах. Я был молод, учился на первом курсе Института стран Азии и Африки при МГУ. Впереди была вечность. Я увлекался мотоциклами, начинал с мопедов еще в школе. Родители жили за границей, присылали сертификаты, я не тратил, откладывал, копил. Сначала купил мопед, поставил на него двигатель от «Явы». А потом «Яву-350» приобрел, тогда популярная была модель. Я расточил впускные клапаны, увеличил мощность с двадцати трех до пятидесяти лошадей и рассекал по просторам столицы. С будущей женой мы учились в одной школе. Я ее заприметил, еще когда она училась в восьмом классе. Сейчас уже не помню, как именно это произошло. Она была черноволосая, красивая, сексуальная девчонка. Она мне нравилась. У нее был парень, старше меня на год. Они гуляли вместе, у них была своя компания. Но потом его забрали в армию. Тут я активизировался, мы с ней стали общаться. Два года гуляли. Решили пожениться. Потом вернулся этот парень, огромный и здоровый. Ему это не понравилось. Он раньше был хулиганом в районе, вокруг него вилась какая-то шпана. Он сам драться не стал, но подначивал эту шпану меня бить. Но я их тоже всех знал, я сам был уже не последний человек в районе. Потом я серьезно занимался карате. Он навел справки и знал, что я могу побить сильно, потому мы с ним разобрались полюбовно. Мы встретились, я сказал ему: «Все, она будет моя жена. Ты забудь». И он честно отвалил. Такая предыстория. Ну вот, батя чинит «Волгу», я пробую мотоцикл, ношусь взад-вперед. Вот я разгоняю машину, она мощно рвется вперед. Гляжу, возле дороги стоит мужик. Я его вижу, еду вперед, и тут, когда мы поравнялись, он вдруг падает мне прямо на руль, потом сваливается на руки.

Смотреть полную новость →

Форум

В. Финогеев статья "Женская доблесть"

Категория: Статьи » Статьи Владимира Финогеева | Читали: 1342 раз

Добавил: lumier, 15-12-2010, 16:46

Детей не было шесть лет. Мы обследовались, муж сдал анализ, выяснилось — бесплодие у мужа, у него в детстве было заболевание. Это сказалось на его детородной способности, и остался один выход — ЭКО, экстракорпоральное оплодотворение. Первый раз не вышло, получилось со второго. Обычно у женщины выделяется одна яйцеклетка, которая может оплодотвориться. В случае ЭКО их нужно больше. Врачи делают так, чтобы появилось множество яйцеклеток. Мне кололи определенные гормональные препараты, чтобы увеличилась выработка яйцеклеток. У меня получилось около двадцати. Перенесла я нелегко. Яичники начинают сильно опухать, живот увеличивается. У меня был такой вид, будто я нахожусь на шестом месяце беременности. Было очень плохо, меня постоянно тошнило. Мне ставили капельницу. Давали мочегонные препараты. Первые две недели было очень тяжело, я находилась в больнице, нужна была постоянная поддержка врачей. Дней десять колют гормоны, чтобы вызвать увеличение числа яйцеклеток, потом делают пункцию яичников. Забирают яйцеклетки, это делают под наркозом. Яйцеклетки забрали, сперму получили. Затем специалисты в пробирке оплодотворяют яйцеклетку сперматозоидом. И уже потом смотрят. Сперматозоиды сами внедряются в яйцеклетку. У нас было немного не так — сперматозоиды были неподвижны. Брали сперматозоид тонкой иголочкой и помещали в яйцеклетку. Происходило оплодотворение. У нас оплодотворилось одиннадцать яйцеклеток, образовались эмбрионы. Мне подсадили три эмбриона, а через три дня еще один. После этого началось ухудшение состояния из-за гиперстимуляции яичников. Было очень плохо. Ходить невозможно, дышать невозможно, задыхаешься. Было тяжело, но нельзя сказать, чтобы я умирала и что больше я на это никогда не пойду, бывает намного хуже. Врачи внимательно следили. Врач, видя мое состояние, сказала: «Ну, наверное, это беременность». Через две недели я сделала анализ крови, было установлено, что беременность есть. Через две недели сделали УЗИ. Из эмбрионов, которые мне подсаживали, прижились два. Остальные восемь эмбрионов подвергли криоконсервации — это глубокая заморозка. Они могут находиться в этом состоянии много лет. Подсадка делается небольно. Трубочкой вводят. После подсадки обычная беременность. Через какое-то время мне опять стало плохо. Поместили в клинику. Делали капельницы. Потом выписали. В целом все было нормально. Потом, правда, возникли осложнения, и меня положили на сохранение. После этого все пришло в норму. Я ожидала двойню, а в этом случае имелся риск преждевременных родов. Так и вышло. Преждевременные роды на один месяц раньше. Врач сказала: «Ты сама маленькая, худенькая — тебе двойню тяжело было выносить. Но хорошо, что хоть на месяц, могло быть и больше». Я рожала самостоятельно и очень этому рада. Я рожала в очень хорошем центре. В лучшем в России, одном из лучших в Европе. У меня было небольшое осложнение — не отслоилась плацента. Мне делали чистку. Образовались сращения внутри. Это бывает часто у женщин, которые делают аборты. У кого выкидыши. После этого все вычищают.

Смотреть полную новость →

Форум

"Ради другой жизни" публикация статьи Финогеева

Категория: Статьи » Статьи Владимира Финогеева | Читали: 945 раз

Добавил: lumier, 15-12-2010, 16:39

Резкая боль внизу живота. Боль быстрая. Мгновенная — прострел, пуля. И все. Ничего нет. Прошло. Будто прошло, потому как что-то менялось. Нарастало непонятное ощущение. Еще ничего не ясно, но что-то не то. Нарастало поминутно. И вот уже тошнота, липкая слабость.

В солнечном сплетении неприятное тепло. Потом волна тошнотворного тепла. Она поднимается вверх, бьет в голову — я теряю сознание. Время остановилось. Прихожу в себя. Муж вызывает «скорую». Везут в больницу. В лифте я еще раз теряю сознание. Сделали ультразвук. Кровь в брюшной полости. Меня — на операционный стол. Врач, наклоняясь ко мне, спрашивает, как зовут. «Аглая». — «Хорошо».

Буквально через минуту опять: «Как зовут?» Я думаю: вот тоже мне, не может запомнить, как меня зовут. Не буду отвечать. Я не понимала, для чего он спрашивает. Он проверял, в сознании ли я. Он решил, что сознание не присутствует. Говорит: «Я интубирую». Я про себя думаю: куда же он будет интубировать?

Это была последняя мысль. Опускается белая шторка. Позднее я вспомнила: когда я лежала на операционном столе, муж сидел за стеной операционной и разговаривал с медсестрой. Я слышала, о чем они говорят. Голос мужа звучал в ушах. Но, может быть, это мне привиделось и ничего этого не было? Потом серое отсутствие. Я прихожу в себя после наркоза. Муж сидит рядом, держит мою руку. Выход из наркоза был очень тяжелым. Я думала, кровать подо мной провалится, так меня трясло. Тряска забрала силы. Потом слабость бесконечная, полное безразличие к жизни.

Смотреть полную новость →

Форум

"БЕССОННИЦА" статья Финогеева

Категория: Статьи » Статьи Владимира Финогеева | Читали: 868 раз

Добавил: lumier, 15-12-2010, 16:35

Жена уехала к сестре. Два дня уже прошло. С женой практически не ругались, были кое-какие разногласия, но без рукоприкладства. «Надоел ты мне, — сказала жена, — поеду к сестре, отдохну от тебя». Собралась и, в общем, даже дверью не хлопнула. Я тоже с облегчением вздохнул: неизвестно, кто от кого отдохнет. Дочь со мной осталась. Май на дворе, ей доучиваться месяц. Девятый класс. Сын-то давно упорхнул из гнезда, женился, живет самостоятельно. Да, с дочерью последнее время тоже особого миру нет — что ни скажу, все не так. И в прическах я ничего не понимаю, в одежде не смыслю, и в музыке, какую она слушает, не разбираюсь — у меня ухо не того размера. Сложно с ней стало: как мать, умеет завести человека.

Наступает вторая ночь без жены. И вот не могу заснуть. Лежу, ворочаюсь, нет сна и все. Не понимаю причины. Вроде все нормально, на работе порядок, но вот все какие-то мысли лезут. Обычно приду в спальню, голова до подушки не долетает, а уж сны вижу — и до утра. В этот раз не так: чуть было задремал, потом проснулся, не спится, хоть ты тресни. Причем чую, что-то накручивается, как на резьбу, болванка какая-то необъятная накручивается, лезет, прессует. На спину перевернусь, на живот, на бок, все одно — не сплю. Плюнул, встал, пошел на кухню, налил воды, сел за стол. Пью воду. Не помогает. Выпить бы водки, да завтра за руль. Сижу, думаю: дай почитаю. Надо почитать что-нибудь занудное, глядишь, и усну. Возьму-ка у дочери учебник физики. Я в комнату дочери, думаю, зайду потихоньку, достану книгу. Подхожу, гляжу: под дверью полоска света, приоткрываю — ба, сидит моя дочь в ночной рубашке за столом и что-то пишет. Лампа горит настольная. Я говорю: «Ты чего не спишь?» Она поворачивается ко мне, отвечает как-то очень серьезно: «Да вот не спится». А сама рукой закрывает лист бумаги. Это меня обидело, и что скрывает от меня, и что не доверяет и думает, я буду силой отнимать.

Смотреть полную новость →

Форум

"Однажды в кафе" публикация статьи В. Финогеева

Категория: Статьи » Статьи Владимира Финогеева | Читали: 842 раз

Добавил: lumier, 11-12-2010, 18:13

Мы встретились в кафе. Я вошел, спустился по ступенькам. Место было незнакомым. Он сидел у стойки бара. Тихая музыка, в меру ритмичная, была приятна. Я сделал пару шагов. Хлопнул по плечу. Он обернулся: «О, дружище, привет». Лицо было оживленным и красным. Он не только пришел раньше, он раньше начал.

Первые две-три рюмки действовали на него благоприятно. Он становился веселым, остроумным, сыпал мудреными цитатами. Задача сводилась к тому, чтобы не дать ему продолжить. Задача, которую мне ни разу не удалось выполнить. После всплеска радости и свободы маятник начинал двигаться вниз. Ему вспоминалась счастливая беззаботность детства, как мы играли в войну, катались на великах, играли в теннис, как все было хорошо, родители были живы, мы были полны надежд, будущее было прекрасным. Фазу ностальгии он успешно преодолевал парой хороших порций виски и оказывался в периоде отчаяния и страхов. Страна погибла, культура утрачена, выхода нет. Поток изящной словесности постепенно приобретал ненормативный вид, он озлоблялся и мрачнел с каждым глотком. Переходил к злобной критике правительства и существующих порядков, затем начинались оскорбления всех и всякого, кто попадал в поле зрения, в редких случаях это не заканчивалось дракой. После этого он скачком уходил в себя и проваливался в получасовое оцепенение. Затем он возвращался в сознание и как ни в чем не бывало покидал место своего пробуждения, если, конечно, удавалось отстоять его от намерения окружающих сдать его в милицию, в вытрезвитель или психушку, а иногда во все три места сразу.

Смотреть полную новость →

Форум

"ПУТЬ" публикация статьи В. Финогеева

Категория: Статьи » Статьи Владимира Финогеева | Читали: 910 раз

Добавил: lumier, 11-12-2010, 18:08

Меня попросили поговорить с одной особой. У нее были проблемы. Я приехал, в условленном месте ее не было. Я уже уходил. Прошел по мраморному глянцу к ступенькам, ведущим наверх к выходу. Несколько человек двигалось в разные стороны, воздух запоминал шаги, разговоры. Сзади что-то упало. Сухой звук, щелчок. Ухо различило его среди множества шумов. Я оглянулся: женщина возрастом около сорока, чуть нагнувшись, искала взглядом упавшую вещь. Я подумал, наверное, это помада или пудреница. Она почувствовала мой взгляд, выпрямилась, наши глаза встретились. У нее было огорченное лицо, как будто что-то случилось или должно случиться и она знала об этом. Глаза были красноватые — вот-вот заплачет. Я направился к ней. Я еще не был уверен, что это она. Был еще какой-то обрывок мысли о том, что вещь упала не потому, что выскользнула из рук или сумочки, а потому, что женщине совершенно не ясно, что делать дальше.

«Что вы ищете? — спросил я. — Помочь?» Она отстраненно кивнула, не улыбнувшись: «Мобильный упал». Я оглядел мрамор, вокруг было чисто. Взгляд мой наехал на колонну, я пошел к ней, нагнулся, так и есть — за ней лежала черная пластиковая коробочка. Я поднял, вернулся, протянул руку: «Пожалуйста». «Спасибо», — она взяла. «Работает?» — спросил я. Она понажимала на кнопки. Мотнула головой: «Нет». — «Можно мне?» Она протянула, я осмотрел. Никаких внешних повреждений. Вскрыл, вынул аккумулятор, вставил опять. Телефон заработал. «Реанимация прошла успешно». Она попыталась улыбнуться, не получилось. Я присмотрелся. У нее были голубые глаза, немного выцветшие, лицо довольно милое, волосы светлые, в мелких кудряшках. На ней было черное мешковатое платье. Однако при каком-то движении обозначилась хорошая фигура. Возможно, мешковатость продумана, или так получилось, но я подумал, что на самом деле ситуация лучше, чем кажется. Был еще треугольный вырез, открывавший основание шеи, я его игнорировал. Потому что были глаза. В глазах непонятно как — то ли сеткой морщинок, то ли особым кроем века, то ли тем, что глаза были большие, но, в общем, чем-то неизъяснимым — впечаталась история человека, который думал, что жизнь идет к лучшему, и вдруг понял, что все наоборот.

Смотреть полную новость →

Форум

  • 85

Владимир Финогеев статья "Урок английского"

Категория: Статьи » Статьи Владимира Финогеева | Читали: 1015 раз

Добавил: lumier, 11-12-2010, 17:50

Вы что, следите за мной?» — резко обратилась она ко мне. Шея покрылась пятнами. Потом я вспоминал эти пятна. И думал: как это возможно? Пятна были подлинные.

Девушку я заприметил в магазине возле отеля минут пятнадцать назад. Я вышел из гостиницы прогуляться перед ужином. Отель выходил на набережную. Было около семи вечера. Я оглянулся — немноголюдно. Прохожие шли так медленно, что казалось, были вклеены в трехмерную декорацию. Провинция. Тишина, покой. Чистый воздух. Я вдохнул его полной грудью. Подошел к чугунному невысокому парапету, оперся на него. За витиеватым заборчиком начинался склон, покрытый постриженной травой, круто уходящий к реке. Взгляд полетел далеко-далеко над гладью реки, к горизонту. Солнце готовилось к закату. Справа и слева к солнцу двигались фиолетовые облака. Облака, похожие на двух собак с раскрытой пастью. Закат вызывал смутное чувство тревоги. С женой расстались плохо. Она была против поездки. Последний год я много разъезжал. Я развел руками, такое поведение не укладывалось в голове. «Пойми, это командировка». — «Еще одна командировка, и меня здесь не будет». Она хлопнула дверью в спальню.

Группа мыслей непонятного назначения прошла маршем из одной части головы в другую. Из сердца эвакуировалась бригада добрых чувств. Овладело желание грохнуть в дверь спальни кулаком. «Спокойно, — сказал я сам себе, — это провокация. Не нужно на нее поддаваться». Несмотря на это, в животе жгло, а руки чесались. Тогда я упал на пол и отжался семьдесят пять раз. Полегчало. Все это пронеслось передо мной, пока я созерцал пейзаж. Я посмотрел на облака. Они менялись, собак больше не было. Теперь — бесформенные образы. Это находило отклик в душе. Ощущение тоски, нежелание оставаться наедине с собой. Я оттолкнулся от парапета и, не торопясь, подражая местному времени, бесцельно перебирая ногами потрескавшийся асфальт, двинулся по набережной. Ноги завернули к линии домов. Я ни о чем не думал, просто отдался первому побуждению. Уткнулся в магазин. Внутри витрины стояли два дурно одетых манекена. Надо бы позавидовать их выдержке. Я вошел. Звон колокольчика сопроводил мое
проникновение. Несколько женщин огянулись. Я медленно наклонил голову, приветствуя всех. Они сконфузились. У прилавка стояла девушка. Она была единственной, кто не обратил на меня внимания. Ко мне был обращен ее профиль. Я видел ее выпуклый лоб. Нос с греческой горбинкой. Четкая линия скулы от уха до подбородка. Подбородок выступал вперед, не сильно, в пределах должной эстетики. Только губы, пожалуй, тонковаты. Глаза глубоко посажены. Волосы густые, толстые, стянуты в хвост. Русые волосы со светлым отливом. Вот что меня поразило: согнувшись, она что-то разглядывала под стеклом торгового стола, при этом у нее ходуном ходили желваки. Обычно девушки так не делают, это мужской признак. Мне захотелось узнать цвет ее глаз. Я стал упорно ее рассматривать. Это сработало. Она повернулась. Глаза у нее были черные. Тоже неожиданность. Волосы почти белые, некрашеные, а глаза — уголь. Я улыбнулся и кивнул. Она презрительно сжала губы и отвернулась. Я пожал плечами, вышел наружу. Любой путь подходил. Я бродил минут двадцать, сворачивая куда попало, стараясь не удаляться далеко от набережной. Зная, что набережная все время остается у меня слева, я, наконец, стал двигаться к ней и не вышел на нее — заблудился. Улицы змеились, вели не туда. Решив спросить путь, повернул назад. Только что миновал скамью, на которой сидели две женщины. Я вернулся, две женщины удалялись от меня, я видел их спины. Однако на скамье сидела девушка, которую я не заметил, или она села позже. Я решительно направился к ней. «Простите», — начал я, девушка встала, и я увидел ту самую незнакомку, которую полчаса назад разглядывал в магазине, я был крайне удивлен. Она бросила на меня негодующий взгляд и произнесла фразу, с которой все началось: «Вы что, следите за мной?» Я не мог произнести ни слова. «Нет, — наконец я обрел дар речи, — это случайность». Видя мою искренность, она смягчилась. Я продолжил: «Но раз уж это получилось, я начинаю думать, что это не случайно. Я приезжий, не выведете к набережной?» Я был уверен, она откажет. Я ошибся. «Хорошо, — сказала она, — пойдемте». Мы шли. Я спрашивал о городе, пытаясь растопить ее холодность. Она отзывалась. Я остановился, представился: «Борис». Она ответила: «Нина». Я несколько раз повторил имя про себя. Нина — какое прекрасное имя. Показалась река. «Спасибо, — сказал я, — могу я предложить чашку кофе?» Так, дежурная вежливость. Я ни на что не надеялся. «Ну только если кофе», — сказала она. Мы зашли в кафе. Я продолжал удивляться, внутренне понимая какую-то странность, ускользавшую от сознания. Потом разберемся, думал я. В кафе было хорошо. Поток новизны рвался в душу. Губы пили кофе. Глаза — взгляды. Сердце у меня забилось, я сказал: «Я голоден, может, отужинаем в отеле?» «Ну только если отужинать», — ответила она. В ресторане отеля было оживленно. Нас проводили за единственно свободный столик. Мы сели. Официант подал меню. Она еще как-то была напряжена, как будто у нее было дело, которое не сделано. Я вспомнил древнего поэта: один Эрот не справится, Бахус поможет, двое против одного — любой отступит. «Вина?» — предложил я. «Шампанского, — ответила она. — «Превосходно». Сердце билось, каждый удар вздымал на новую высоту. Она огляделась, кивнула на соседний столик: «Иностранцы?» «Англичане», — сказал я. — «Почему вы решили?» — «Их легко узнать». — «Конечно, ведь они говорят на английском», — рассмеялась она. — «Не поэтому». — «А как?» — «Очень просто, если вы знаете английский, слышите английскую речь и не понимаете, о чем говорят, — это англичане». Она опять посмеялась: «А вдруг это немцы говорят на английском?» — «Ни в коем случае. Если на английском говорят немцы, все ясно как божий день. Всех говорящих на английском можно понять: шведов, финнов, голландцев, французов, даже индийцев, хотя они говорят не на английском. Всех, кроме англичан. Только англичан понять невозможно. Неправильно говорят, а неправильно говорят только на родном языке». После
ужина поднялись ко мне в номер. «Ну если только посмотреть номер», — сказала она. С собой была бутылка шампанского. Помню, был глоток шампанского, а потом… Очнулся в конце следующего дня. Голова, как гнилой арбуз. Меня мутило. Все плыло перед глазами. Но даже в таком состоянии я смекнул, в чем дело, полез в карман, не хватало крупной суммы в валюте. Я стал прозревать, мелкие детали складывались в понимание: желваки, нос с горбинкой, неожиданное вторичное появление девушки, да это она следила за мной! Но как все естественно, как натурально. Как тонко меня провели. Спасибо, документы на месте».

Владимир Финогеев статья "Урок английского"
Подобие круга в шестом поле — один из значков отравления (рис. 4, в красном круге). А темная фигура в восьмом поле указывает на соприкосновение с нехорошими людьми, хотя внешне они могут быть симпатичными (рис. 4, выделено синим в зеленом круге).

Смотреть полную новость →

Форум

  • 85

статья Финогеева "Секрет строгого режима"

Категория: Статьи » Статьи Владимира Финогеева | Читали: 765 раз

Добавил: lumier, 11-12-2010, 17:45

Он изящно вел машину, перехватывая руль то правой, то левой рукой, красиво держа его двумя пальцами снизу и придерживая сбоку. Говорил легко, при этом зорко контролировал ситуацию, посматривал на меня. Мы не виделись лет десять. Тогда он был резкий, взрывной, категоричный. Сейчас я видел другого человека. Он был уверен в себе, тверд, от него исходило спокойствие. Было еще что-то, чему я не мог подобрать подходящего определения — какая-то ясность, что ли. «Ты переменился», — сказал я. «Да», — сказал он. Я остановился: «То есть?» «Перестал торопиться, — он посмотрел на меня, улыбнулся, произнес: — Некуда спешить, куда торопиться?» — «Любопытно. И как тебе это удалось?» — «Я кое-что понял». — «Что же?» Он убрал ногу с педали газа, машина сбросила скорость. Расстояние до переднего авто увеличилось. Он глядел в левое зеркало, я не видел, что там. Тотчас слева прилетел черный «БМВ», впрыгнул перед нами, так что пришлось еще притормозить, затем резко ускорился и рванул в правую полосу. И далее помчался зигзагами. «Вот, — показал он рукой на уехавшую машину, — раньше я разразился бы потоком брани и помчался бы его наказывать.

Теперь я не ведусь на это. Все это так мелко, несерьезно, просто смешно». Он повернул лицо ко мне, я видел, он совершенно владеет собой. Он повернулся к дороге, продолжил: «Раньше я не умел ценить свободу. Самую простую, например, по своей воле перемещаться куда хочешь. — Он пожал плечами. — Ну хотя бы ехать на этой машине не куда она везет, а куда тебе нужно. Или иметь возможность выбрать. Дело не в том, что ты выбираешь то, что тебе нравится или не нравится, главное — иметь право выбора. А может, не иметь, а знать, что оно у тебя есть». Он сделал указующий жест вперед, я понял, что он говорит об умчавшемся «БМВ»: «Вот они думают, что они свободны, но они просто следуют за своими прихотями, и это скоро приведет к потере свободы. Сначала их задержит ДПС, и это будет первый знак. Скорее всего они не поймут. Потом их затормозит жизнь. Если и это не образумит, придет главный учитель. Вот тут и нужно понимание, что лучше остановиться самому, чем ждать, пока тебя остановит старушка с косой». — «Интересно, очень интересно. Как же ты пришел к этому?» — «Есть один секрет». — «Что за секрет?» — «Рассказать?» — «Расскажи». — «Дело было так. Началось это однажды утром. Жена с дочерью должны были ехать в школу. Я провожал, встал, накинул халат. Жена с дочерью позавтракали, оделись, были готовы выходить. Открываю дверь. Видимо, они ждали за дверью. Дверь сама собой распахивается, врываются люди с оружием. Крики: «Стоять, не двигаться. Лечь!» Напор, натиск, шум. Первая мысль: «Бандиты». Но они говорят, что из милиции. Хотя все в штатском. Их много. Кладут на пол, надевают наручники. «Вы обвиняетесь в легализации незаконных доходов и контрабанде».

Я лежу спокойно, удивляясь собственному спокойствию. Вероятно, я еще думаю, что это шутка. Или ошибка, сейчас все выяснится, они скажут: «Извините, ошиблись квартирой» — и отчалят. Однако время идет, недоразумение не разъясняется, если это и ошибка — она затягивается. Начинается обыск. Он длится четыре часа. Видя, что я адекватен, снимают наручники. «Одевайтесь, поедете с нами, вы задержаны». Я надеваю костюм: брюки, пиджак. Старший, наблюдавший за моими действиями, говорит: «Наденьте что-нибудь попроще». Тогда я облачаюсь в джинсы и свитер. «Возьмите документы». Беру. Выходим». Я перебиваю: «А жена, ребенок?» — «Они сразу убежали, все было похоже на разбой. Тут надо ребенка спасать. Она сделала правильно. Потом выяснилось, что это милиция». — «Понял». — «Мы спускаемся по лестнице. Меня усаживают в зарешеченный отсек «уазика», трогаемся. Привозят на Шаболовку, там хотели, чтобы я дал показания на одного коллегу, с которым работал, — я отказался. Привезли на Петровку в изолятор временного содержания. За спиной захлопывается дверь камеры. Я ожидал увидеть полно народу. Оказалось немноголюдно. В камере два человека. Я представился. Старший камеры жестом указал на четыре кровати: «Располагайся где хочешь». После объяснил тюремные правила. Правил много. Каких-то я не знал, например, не пользоваться парашей, когда все обедают. Какие-то знал — не брать без спросу чужое. В тюрьме нет банкиров, служащих, рабочих — все просто люди. Первые сутки я есть не мог, спать не мог, в груди горело, в голове гудело от мыслей. Желал, мечтал: вот засну и проснусь в своей кровати. И все кончится. Мечта проснуться в своем доме не покидала меня несколько месяцев.

В тюрьме человек раскрывается быстро. Через несколько дней все ясно. Если в человеке есть дрянь, она вылезет. А если человек нормальный, то он и останется таким. В тюрьме особый язык. И это правильно. То, что там происходит и что там есть, не может быть названо человеческим языком. Кровать называется «шконка». Язык не поворачивается назвать это кроватью. Металлическая скамья приварена к полу, на ней — матрац толщиной со скатерть, серые простыни. Миска для еды такого вида, что ее справедливо обозвали «шленкой». Жена нашла адвоката, передавала продукты и деньги. Процесс шел медленно. Мне объявили, что, так как я могу препятствовать следствию, принято решение о заключении под стражу. Потом перевели в «Бутырку». В камере на двадцать две шконки нас было одиннадцать. Надо отметить, еду едой назвать трудно: капуста и то, что там коричневое такое (типа мясо), проходило под кодовым названием «свискас». В камере кроме шконок есть стол, подле него железные скамьи намертво прикручены к полу. Есть шашки, шахматы. Через четыре месяца перевезли в «Лефортово». Это тюрьма особого режима. Строгие порядки, никакой связи с внешним миром. Там еда гораздо лучше. Там я провел еще полгода. И вот что ты начинаешь понимать и ценить. Вот ты делаешь несколько шагов — упираешься в стенку. И все — стена. Ты поворачиваешь назад, там тоже стена. Ты не можешь выйти, ты не можешь делать еще тысячу вещей. Ты лишен свободы — это лишение свободы можно понять только там. Это прожигает тебя насквозь. Ты спутан, связан, воля твоя изнасилована. — Он шумно выдохнул. Тряхнул головой,
сбрасывая воспоминания. — Через год выпустили, суд оправдал». Помолчал, сказал: «Это страшный опыт, но это опыт». Добавил: «Как сказал Питер Лоуренс: если не учиться на своих ошибках, нет смысла их делать».

статья Финогеева "Секрет строгого режима"статья Финогеева "Секрет строгого режима"статья Финогеева "Секрет строгого режима"















выражение тюремного заключения. Возраст соответствует 42—44 годам. Выше на этой же руке имеется еще один значок прямоугольной формы (рис. 4, синий), указывающий на столкновение с органами власти. Это дублирующий рисунок. Существует довольно много схем отсчета времени по ладони. По одной схеме знак кратковременного лишения свободы расположен в поле 14 d (рис. 4, красный), по другой — в поле 8 (рис. 4, синий). Это указывает на то, что временная точка некоторым образом «размазана» по всей поверхности руки. Такой эффект обычно наблюдается при голографической записи информации.

Смотреть полную новость →

Форум

  • 85

"Дальновидные совпадения" сатья В. Финогеева

Категория: Статьи » Статьи Владимира Финогеева | Читали: 706 раз

Добавил: lumier, 11-12-2010, 17:37

Случилось это лет 15 лет назад. Сергей работал одним из директоров нашей компании. Но в другом офисе. Однажды он приехал к нам, зашел. Увидел меня, пристально посмотрел, как-то официально. Потом перебрался в наш офис. Стал появляться, пытался заговорить, находил какой-нибудь повод, чтобы я ему помогала. То кофе попросит, то сделать что-нибудь. Он был обаятельный, и язык у него был хорошо подвешен. Потом он пропал, его не было месяц. Появился обновленный, светящийся, улыбался. Бросал взгляды, и эти взгляды мне не нравились. Изучающие, оценивающие, и иногда проскальзывали намеки, меня это напрягало, раздражало. А он мне: «Что вы такая напряженная? Надо нам здесь кабинет психологической разгрузки сделать, чтобы расслабляться. Как следует».

И смотрел очень откровенно. Я подружке жаловалась: такие взгляды бросает, прямо раздевает. Это отталкивает. Он совершенно не мой тип мужчины, несмотря на обаяние. Мне нравятся слегка астенические брюнеты. А он высокий, плотный, русый. Не то. Я его не рассматривала как объект для отношений. Все это продолжалось до щелчка. Случилось так. Мне надо было переезжать на другую квартиру. Я снимала квартиру в Измайлове, а тут с подругой нашли комнату на «Китай-городе». Мне надо было перевезти вещи. Пришла в офис с чемоданом. Сергей увидел, спрашивает: «Куда это вы собрались?» — «Переезжаю». — «Давайте помогу. У меня машина. Подвезу». — «Спасибо». Едем. Он стал рассказывать, что женат, что счастлив. Не собирается ничего менять. Мне прямо смешно стало. Никаких отношений, а он границы обозначает. Я ни на что не претендую. Я говорю: «У меня тоже есть молодой человек». Он посмотрел в мою сторону, и так смотрел, что я показала пальцем на дорогу. Все-таки на автомобиле едем. Я возьми и скажи: «У меня тоже есть молодой человек, и я его буду ждать». — «Что значит «ждать»?» — «Он сейчас в тюрьме. Его, кстати, тоже зовут Сергей». Он опять отвернулся от дороги. «За что посадили?» — «Мы с ним вместе учились, он преподаватель немецкого. Работал в школе на Украине, и было материально очень трудно. А у него друг работал в таможне.

Он его пригласил поработать. А там, знаете, некоторые хотят, чтобы груз прошел побыстрее, и платят за это. Ну в общем, он начал брать, не выдержал искушения деньгами. Дослужился до места зам. начальника, но тут их всех взяли, дали по пять лет ему и другу его». Я помолчала, на минуту провалилась в воспоминания. Тот Сергей как раз был субтильный жгучий брюнет. Интеллигентный, образованный, романтичный, мы с ним совпали, я была так влюблена. И — такой удар. Я вздохнула: «Я уехала в Москву, надо как-то выживать, доставать деньги. Я оплачиваю адвокатов, отправляю посылки, пишу письма, езжу на свидания». «Какая вы молодец, — вдруг сказал Сергей, — вы даже не знаете, какая вы замечательная. Да сейчас друг друга предают как нечего делать, мгновенно. Вы настоящий друг, не бросили в беде товарища. Надо помогать. И я помогу, только скажите — все, что надо, сделаю». Такая реакция меня потрясла. Я посмотрела на него новыми глазами. С того момента Сергей стал трогательно заботиться обо мне, прямо по-отечески. Опекал, помогал. Я видела, он сопереживал моему несчастью. Поразительно! «Ты должна оставаться в Москве, чтобы зарабатывать и помогать Сергею», — говорил он.

Сергей взял на себя мои проблемы. Вел себя очень благородно. Слова у него не расходились с делом, если он что говорил, он это делал. Все это нашло отклик в моей душе. Прошел месяц. Мы по-дружески общались. Сергей помог мне поехать на Украину на свидание с Сергеем.

Я постепенно стала чувствовать к нему близость. Кроме него, у меня в Москве никого не было. Я начинала влюбляться. Но он был женат, я знала это, не хотела переходить черту. Но и с ним происходили изменения. Он стал говорить, что жена его не умеет и не желает готовить, детей не хочет, одни тусовки, погоня за тряпками. А тут я с борщами, заботой. Начали вместе жить. Сергей говорит: «Слушай, надо написать Сергею, что ты встретила другого человека. Чтобы он не ждал, не надеялся зря. Так будет честнее». Я писала со слезами, фактически под его диктовку. Сергей оплатил всех адвокатов. Отправил меня на свидание с Сергеем. Это было последнее свидание. Сергей выглядел плохо, усталый, замученный, глаз потух. Я сказала, что мы долго не увидимся, я уезжаю во Францию к подруге на заработки. Он сказал: «Конечно-конечно, езжай, я рад, надо выживать». Мы расстались. Письмо я не отдала и не отправила. Не решилась. Мне казалось, это причинит ему страшную боль. Лучше просто исчезнуть. «Может быть, не смогу писать», — сказала я. «Я понимаю, — сказал он, — я тебе очень признателен за все. Спасибо». — «Да ладно».

Мы обнялись. Он вышел досрочно, через три года. Он отбывал срок в изоляторе, его не отправили на зону. Он преподавал работникам изолятора немецкий, сам выучил английский и французский, делал переводы, составлял какие-то финансовые документы. Мы с Сергеем переехали в отдельную квартиру, стали жить. И случилась любовь, такая, что у меня голову снесло. Теперешний Сергей — полная противоположность тому. Он боец, решительный, жесткий, волевой, стена. Тот — мягкий, романтичный, терпимый и, казалось бы, мой тип, мое предпочтение, но вот потеряла голову от другого. Нынешний Сергей — другой, он — выражение мужского начала. Видимо, этого мне и не хватало. Незаметно у меня поменялись представления о мужчинах, которые мне нравятся. Теперь это большой, высокий, сильный, русый тип. Как Сергей. Мы приехали к матери, я его представила как мужа. Мать потом шепнула мне, что прежний Сергей ей больше нравился, обходительный, приятный, а этот слишком крут. Через три года Сергей досрочно был освобожден, пришел к моей матери и узнал от нее, что я вышла замуж, родила ребенка, живу в Москве, а не во Франции. Они поплакали оба. Потом Сергей сказал, что он очень благодарен мне и маме за помощь, поддержку, что он желает мне счастья. Узнав, что мужа зовут Сергей, сказал: «Хорошо, путаться не будет». Он вскоре женился, у него ребенок, он счастлив. Вот еще
интересные какие-то параллели. Странные повторы. Через несколько лет теперь уже моего нынешнего мужа Сергея арестовали. Я нанимала адвокатов, собирала передачи, переправляла деньги, ждала, верила, молилась. Год он провел в следственном изоляторе, обвинения были сняты. Он был освобожден. Теперь мы вместе».

"Дальновидные совпадения" сатья В. Финогеева
В зоне Венеры (поле 1) первая линия влияния входит в длинную замкнутую фигуру, внутри которой наблюдаются крестики и маленькие прямоугольники, — это показывает тюремное заключение первого партнера (рис. 4, оранжевый, фигура — синий). После выхода из фигуры линия влияния сформировала крестик — это конец отношений. Вторая линия влияния, обозначающая вторую привязанность, также входит в прямоугольно-решетчатую фигуру — лишение свободы второго партнера. Однако вторая линия влияния выходит из прямоугольной фигуры и следует дальше, что указывает на продолжение отношений (рис. 4, желтый, фигура — красный. Линия жизни — зеленый).

Смотреть полную новость →

Форум

На верх

Статистика

ТОП 20 новостей

Инструкции

Пользователей онлайн: 4
Зарегистрированных: 4
Jewellstags
FrakankSam
ThoraldCed
Opponspype

Архив

Теги

Анализ рук, Атлас болезней, Атлас знаков, аудиолекции, Болезни, Большой палец, видеолекции по хиромантии, второстепенные линии, Главные линии, Дерматоглифика, дуга петля завиток, заболевания, Здоровье, Знаки, знаки болезней, знаки руки, консультация хироманта, лекции по хиромантии, линии, линии руки, Линия Жизни, Линия Интуиции, линия Сердца, линия Ума, пальцы, папиллярные узоры, Пхала рекха, редкие линии, Рука, Серебряков, статьи Финогеева, тенар и гипотенар, фаланги пальцев, хироанализ, Хиромант, хиромант Алексей Люмьер, хиромантия, ХОЛМЫ РУКИ, ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ЗНАКОВ НА РУКЕ, ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ХИРОМАНТИИ

Показать все теги

Donate

Поддержи сайт!
Яндекс Яндекс. Деньги Хочу такую же кнопку

Контакты

Алексей Люмьер    [ПМ]

Skype: lumier1203

Календарь



Мы пробудились! Probudilis.ru
Школа парапсихологии «Звезда Изиды»
Здесь вы узнаете всё о непознанном и о многом другом...
Гадания и мистика
раскрутка сайта в поисковиках, раскрутка сайта стоимость